Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

   ТЕРРИТОРИЯ     АВТОРСКИХ   КОРРЕКЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ 


                                                                                                                                            

Практика

Артема в наш Центр привела очень расстроенная мама –  сын был на грани исключения из первого класса...>>>>

***

У Оли постоянно было плохое настроение, она часто плакала, могла разозлиться и побить родителей. В свои пять лет она плохо говорила...>>>>

                                                                                             

 Новости сайта

14.04.2019

Новая статья в разделе "Публикации".

ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ОТЛИЧИЯ КОРРЕКЦИОННОГО ПОДХОДА, ОСУЩЕСТВЛЯЕМОГО В ЦЕНТРЕ "ТАКТ", ОТ ЗАРУБЕЖНОГО.

В богатых странах для ребенка с любой тяжестью дефекта или недоразвития существуют социальные ниши, где их принимают такими, какие они есть. Весь упор в реабилитации делается...>>>> 

06.03.2019

КРИЗИС ТРЁХЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА

Вся наша жизнь характеризуется сменой периодов относительной стабильности, когда, находясь на определенном уровне физической, психической и социальной зрелости, мы совершенствуем функционирование в настоящем статусе и одновременно накапливаем предпосылки для трансформации в более совершенное существо...>>>>

25.12.2018

Опубликована новая версия сайта.


КОМПЛЕКСНОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ, КОРРЕКЦИЯ, ЛЕЧЕНИЕ И НАБЛЮДЕНИЕ


КАК ПОБЕДИТЬ ДЕПРЕССИЮ? ПЯТЬ ВОПРОСОВ ДЕТСКОМУ ПСИХИАТРУ

 

Врач считает, что у нашего сына депрессия. Отчего депрессия может возникнуть у подростка, и как она проявляется?

Депрессия в подростковом возрасте не редкость. Все силы организма в этот период идут на рост и созревание, ребенок за год вытягивается на 10 см, на остальное энергии у него почти не остается. Возникают двигательная и умственная заторможенность, снижение настроения. А это классическая триада проявления депрессии. Родители начинают обвинять подростка, что он обленился, запустил учебу, ничем не интересуется. А он в ответ на упреки отвечает раздражением, агрессий, отказным поведением. Только сидит, уткнувшись в компьютер, потому что он для него – источник положительных эмоций. И даже со сверстниками общается лишь виртуально. Ребенок перестает радоваться, а неспособность получать удовольствие от жизни – один из первых признаков депрессии. Если вы видите такое состояние у своего ребенка, надо не ругать его, а заняться его психическим здоровьем.

Кто поможет ребенку с депрессией? Психиатр, невролог, терапевт? А может надо сначала обратиться к психологу?

Депрессия – это психиатрическое заболевание, внесенное в международную классификацию болезней, имеющее свой шифр, и лечить депрессию должен психиатр. Люди у нас боятся всего, где в названии есть корень «психо», хотя это слово переводится с греческого всего лишь, как «душа». Не надо бояться детского психиатра, он не враг народа, он – друг детей.

Слышала, что депрессии бывают даже у малышей. Неужели это правда?

Да, не часто, но бывают. Все заболевания делятся на те, которые вызваны влиянием либо внешней среды, либо внутренней. Последние обусловлены генетически, их называют эндогенными. Они – следствие каких-то телесных болезней, снижения выработки гормонов серотонина, дофамина и нонадреналина. Вот такие эндогенные депрессии бывают даже у младенцев.

Но встречаются у малышей и депрессии, вызванные влиянием внешней среды: у детей заброшенных, нелюбимых. Такие младенцы были после войны. Они теряли родителей, их помещали в специальные детские дома, где кормили, пеленали, но не ласкали, не обнимали, не уделяли внимания их душе.

У малышей депрессия проявляется тем, что младенец начинает часто болеть простудами, становится безрадостным, капризным, плохо спит и плохо ест, срыгивает, сосет палец, раскачивается, крутит волосы, мастурбирует.

После трех лет при депрессии на первый план выходят двигательные расстройства: появляются признаки синдрома гиперактивности с дефицитом внимания, повышается агрессивность, ребенок постоянно капризничает, упрямится, не слушается. Иногда дети, страдающие депрессией, могут замолкать. Они перестают говорить с окружающими, общаются только с родителями или с одной только мамой.

В младшем школьном возрасте на появление депрессии чаще влияют внешние причины. Например, ребенка раньше времени отдали в школу. Он еще не усвоил тех навыков, которые дети получают в дошкольном возрасте: не научился общаться, играть со сверстниками, а его уже перевели на следующий этап развития, когда он должен усваивать знания. Депрессия может возникнуть и во время адаптации к школе, когда идет и физиологическая и эмоциональная перегрузка. Проявляется она отказом от учебы, капризами, агрессией, разрушительным поведением.

Для школьников среднего возраста характерны побеги из дома.

Читала, что если депрессия у ребенка возникла раз, то она может возникнуть вновь. Депрессии свойственны детям с определенным складом психики?

Да, предрасположенность к депрессиям существует. Родителям надо смотреть, получает ли их ребенок удовольствие от жизни? Человек должен радоваться самому факту, что он существует, для этого достаточно притока сенсорной, эмоциональной и событийной информации. Если ребенок безрадостен, это должно насторожить. А если у него в жизни уже была депрессия, стоит проконсультироваться со специалистом.

Лечение депрессии обязательно должно быть медикаментозным? Даже у маленьких детей? Как долго такое лечение может длиться?

Если есть заболевание, его надо лечить, в любом возрасте. Психиатр подберет необходимые дозы антидепрессантов, есть хорошие растительные препараты. Подросткам, как и взрослым, препараты придется принимать не менее 7 месяцев. Лечение маленьких детей займет чуть меньше времени.

 

(Оригинал интервью с профессором,  доктором медицинских наук  Ю.С.Шевченко на сайте https://www.doctis.ru/)


 

ГИПЕРАКТИВНОСТЬ - ЧТО ЭТО?  КОРОТКАЯ СПРАВКА ДЛЯ НЕСПЕЦИАЛИСТОВ

 

Синдром гиперактивности, он же синдром дефицита внимания, чаще всего возникает ещё во время внутриутробного развития. Причиной могут быть также наследственность и неблагоприятные факторы среды в период раннего развития ребёнка.

Это психическое расстройство возникает вследствие нарушения своевременности, полноценности и синхронности созревания отдельных мозговых структур, ответственных за формирование и совершенствование функциональных связей, которые, в свою очередь, обеспечивают активное и устойчивое внимание, целенаправленность и самоконтроль поведения, гармоничную и сознательно регулируемую психомоторику.

Синдрому гиперактивности присуща ситуационно-возрастная динамика. Это означает, что несформированные в оптимальном для этого возрасте психические функции, поведенческие навыки и личностные свойства впоследствии сами по себе не образуются. С возрастом ситуация отягощается неадекватным воспитанием со стороны родителей и конфликтами с окружающими, которые усиливаются после старта обучения в школе, ведь гиперактивный ребенок часто не справляется с овладением базовыми навыками: чтением, счетом, письмом.

Индивидуально невыносимые условия обучения в массовой школе порой усугубляются в одних семьях дополнительной нагрузкой в виде занятий музыкой, иностранным языком и т.п., в других ‑ безнадзорностью и асоциальным примером. Двигательная расторможенность, импульсивность и дефицит внимания, присущие гиперактивному ребенку, перерастают в агрессивность, негативизм, раздражительность, взрывчатость, склонность к колебаниям настроения.

Образно говоря, «здание души» гиперактивного ребенка это не Пизанская башня, благополучно возведенная и затем накренившаяся из-за просевшей почвы, а строение, растущее на изначально ущербном фундаменте. Эффективность воздействия на отдельные «неправильно построенные этажи» ограничена. Поэтому в центре «ТАКТ» мы помогаем гиперактивным детям и подросткам, простраивая их мозговую организацию с помощью сенсомоторной коррекции и формируя социальную зрелость, используя комплексную многоуровневую лечебно-коррекционную методику (ИНТЕКС).

На успешную реализацию основного комплекса лечебно-реабилитационных мероприятий требуется, в среднем, около года, в зависимости от возраста пациента, тяжести и структуры нарушений. Учитывая многолетнюю актуальность данного расстройства, распространяющегося практически на весь дошкольно-школьный возраст, и его серьезные социально-психологические последствия, указанный срок представляется вполне реальным и оправданным.

 (На основе материалов коллективной монографии "Бихевиорально-когнитивная психотерапия детей и подростков". СПб, "Речь", 2003.)


 

ЧТО ТАКОЕ КРИЗИС ТРЁХЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА И КАК НА НЕГО РЕАГИРОВАТЬ?

Вся наша жизнь характеризуется сменой периодов относительной стабильности, когда, находясь на определенном уровне физической, психической и социальной зрелости, мы совершенствуем функционирование в настоящем статусе и одновременно накапливаем предпосылки для трансформации в более совершенное существо. Переход «количества в качество», как правило, происходит критически, скачкообразно. И, чтобы «перескочить» на более высокую ступень развития в той или иной сфере, бывает необходимо мобилизовать все ресурсы организма, в том числе за счет временного «отступления» в других сферах. Так дойдя до обрыва, через который нельзя просто перешагнуть, чтобы продолжить путь, мы вынуждены отойти назад, остановиться, отдышаться, мобилизоваться, затем разбежаться, оттолкнуться и перепрыгнуть на новую территорию. Такова метафора кризисного периода, во время которого ребенок, прежде чем повзрослеть, овладеть новыми умениями и навыками, нередко демонстрирует поведение заметно менее «совершенное», чем до его наступления – он готовится к прыжку. Этим отличается и кризис одного месяца, и кризис одного года, и гораздо более заметный кризис трех лет, и семилетний кризис, как правило, еще более «трудный» и затяжной кризис подросткового возраста.

К признакам наступления «возраста строптивости», как еще называют кризис трех лет, относятся:

негативизм – стремление делать наоборот тому, что ребенка просят или предлагают взрослые;

упрямство – непреклонное настаивание на исполнении высказанного желания или согласии с его точкой зрения;

строптивость – общий протест против привычного образа жизни и норм воспитания, которые раньше малыша вполне удовлетворяли;

своеволие – принятие только того, что решил и задумал сам, гипертрофированное стремление к самостоятельности без учета собственных возможностей и окружающей реальности (в силу их незнания);

обесценивание прошлого – отказ от прежних интересов, привычек, привязанностей;

конфликтность – агрессивная воинственность по отношению к окружающим;

деспотизм – эгоцентрическое навязывание домашним собственных норм и правил поведения, игнорирование интересов близких.

Мама и папа, привыкшие к ласковому, послушному «котёнку» или «зайчику», не готовы к тому, что именно в трехлетнем возрасте у него формируется то, что отличает человека от самого умного животного – собственное «Я», требующее признания, утверждения и защиты. Родители нередко пытаются вернуть прежний стиль взаимодействия с ребенком, вместо того, чтобы перестроиться самим. Отсюда растерянность, обиды, противостояния, страхи («на заболел ли?») небезвредные для психики детей и родителей. Последние, особенно матери, удовлетворяя свой родительский инстинкт и искренне заботясь о физическом и умственном развитии сына или дочери, склонны бессознательно бояться истинного взросления любимого чада и непроизвольно тормозить его, особенно в малодетной семье. Поскольку, как говорит народная мудрость: «Чем лучше воспитан ребенок, тем раньше он покидает родительский кров». Критерии же правильно воспитанного ребенка – это его самостоятельность, ответственность и реалистичность (т.е. знание взрослой жизни).

Появление самосознания в 3-х летнем возрасте, когда ребенок начинает говорить о себе в первом лице, используя местоимение «Я», естественным образом обнаруживает себя в стремлении активного и независимого приспособления к окружающему миру и овладения им – «Я сам». Успешность реализации этой первой программы становления личности во многом зависит от готовности и умения взрослых принять и подтвердить «самость» ребенка, дать её демонстрациям наглядное одобрение, помочь самоутвердиться в материальном и социальном мире, направить детский эгоцентризм на как можно более полное самопознание, самолюбие на адекватно-позитивную самооценку, а растущую произвольную активность и независимость ‑ на продуктивную и социально-нормативную саморегуляцию.

При этом проявления уважения к мнениям и желаниям ребенка, гордости по поводу его достижений, терпеливое расширение рамок прежних отношений, дополнение ситуационно-личностного общения ситуационно-деловым (взрослый уже не просто источник тепла и заботы, но и образец для подражания, воплощение правильности и совершенства), а, в последующем, внеситуационно-познавательным, не означает вседозволенности. Сфера самостоятельности не должна превышать реальных возможностей ребенка (которых он еще не определил) и быть объективно безопасной, а самоутверждение реализовываться не за счет интересов, здоровья и прав других людей. Даже в Японии, где дошкольникам разрешается многое из того, что не разрешается нашим детям, есть два категорических ограничения «это опасно» и «это стыдно», четко отражающих био-психо-социальную сущность человека. Конечно же, путь свободы, это не путь попустительства. Определите границы, выходить за которые ребенок не имеет права. Например, нельзя играть на проезжей части, нельзя пропускать дневной сон, нельзя гулять по лесу без шапки и т.п. Придерживаться этих границ вы должны при любых обстоятельствах. В других ситуациях предоставьте малышу свободу действовать по его собственному разумению. Тем более что ответственность и реалистичность – задачи следующих этапов развития.

Суть нового поведенческого комплекса состоит в следующем: во-первых, ребенок начинает стремиться к достижению результата своей деятельности - настойчиво, целенаправленно, невзирая на встречающиеся сложности и неудачи. Во-вторых, появляется желание продемонстрировать свои успехи взрослому, без одобрения которого эти успехи в значительной мере теряют свою ценность. В-третьих, в этом возрасте появляется обостренное чувство собственного достоинства - повышенная обидчивость, эмоциональные вспышки по пустякам, чувствительность в отношении признания достижений родителями, бабушками и другими значимыми и важными в жизни малыша людьми. Безотказный способ формирования «комплекса полноценности» даже у не очень одаренных и успешных детей - хвалить не за результат, а за старание.

Таким образом, кризис трех лет – нормальный этап взросления ребенка, благополучное завершение которого порадует родителей еще как минимум тремя годами безоблачного родительского наслаждения. 

Однако в сложных ситуациях даже понимание может оказаться недостаточным, чтобы справиться с капризами и скандалами. Поэтому лучше заранее подготовиться к возможным ссорам, как говорится, «тяжело в ученье, легко в бою».

Что делать при аффективных вспышках трехлетки, проявляющихся истериками, слезами и капризами?

Варианты (с учетом предыдущего опыта родителей):

ничего не предпринимать и не решать до тех пор, пока малыш полностью не успокоится – игнорирование и спокойное реагирование на всплески негативных эмоций (вплоть до оставления ребенка в отдельной комнате) можно сопроводить обещанием обязательно поговорить, как только он перестанет кричать и плакать;

«пожалеть» ребенка, обняв, посадив на колени, погладив по головке - работает данный способ обычно безотказно, но злоупотреблять им не стоит во избежание эффекта «негативного внимания», приучающего достигать ласки и внимания шантажом;

переключить внимание ребенка на новую игрушку, мультфильм или интересное занятие.

Как направлять самостоятельность?

Предоставьте ребенку возможность получить собственный опыт, который, как известно, «сын ошибок трудных». Не форсируйте достижение оптимального результата сразу же и сейчас же. Обеспечьте безопасность ситуации и поощрительно наблюдайте за его пробами и ошибками. Преждевременная подсказка и навязанная помощь либо сформируют комплекс неполноценности, либо привычку жить чужим умом. Советы дают, когда их просят. Чаще спрашивайте: «А как ты сам думаешь?». И уж конечно, неудачная попытка не повод для высмеивания или наказаний – не ошибается только тот, кто не работает. Если у Вас есть решение более эффективное, а ребенок предлагает худшее, но тоже продуктивное – предоставьте ему действовать по-своему. Ведь Вы в данный момент воспитываете, а не обучаете.

Как реагировать на упрямый отказ?

Когда малыш на все предложения отвечает: «нет», «не буду», «не хочу» ‑ не заставляйте его. Предложите ему два варианта: рисовать фломастерами или карандашами, гулять во дворе или в парке, есть из синей или зеленой тарелки, зайти сначала в магазин или в аптеку. Категорический запрет на шоколад сопроводите предложением съесть яблоко или морковку. Вы сбережете нервы, а ребенок получит удовольствие и уверенность в том, что с его мнением считаются.

Малыш упрямится, и вы не можете никак переубедить его? Постарайтесь «инсценировать» такие ситуации в «безопасных» условиях. Например, когда вы никуда не торопитесь и можете выбирать из нескольких вариантов. Ведь если малышу удается отстоять свою точку зрения, он получает уверенность в своих силах, значимость собственного мнения. Упрямство ‑ это начало развития воли, достижения поставленной цели. И в ваших силах направить его именно в эту сторону, а не сделать источником «ослиной» черты характера на всю жизнь.

Стоит также упомянуть и известный некоторым родителям прием «сделать наоборот». Устав от бесконечных «нет», «не хочу» и «не буду», мама начинает энергично убеждать своего кроху в обратном тому, чего она добивается. Например, «ни в коем случае не ложись в кровать», «ты не должен спать», «не ешь этот суп». С маленьким упрямым трехлеткой этот способ нередко срабатывает. Однако стоит ли им пользоваться? Даже со стороны он выглядит весьма неэтично: ребенок ‑ такой же человек, как и вы, однако, пользуясь своим положением, опытом, знанием, вы обманываете и манипулируете им. Кроме вопроса этичности, здесь можно вспомнить и другой момент: кризис служит развитию личности, формированию характера. Научится ли чему-то новому ребенок, которого постоянно «обманывают» таким образом? Разовьет ли он в себе нужные качества? В этом можно только сомневаться. Прочем, почему бы не разыграть подобную ситуацию в игре в «дочки-матери», не посмеяться вместе с ребенком над капризным упрямцем, «нехочухой», «мальчиком-наоборот», читая детские стихи Юнны Мориц, либо просматривая отечественные мультфильмы.

Возросшая самостоятельность ‑ одна из особенностей кризиса трех лет. Кроха хочет все делать сам, совершенно не соизмеряя собственные желания и возможности. Научиться соотносить «могу» и «хочу» ‑ это задача его развития на ближайшее время. И экспериментировать с этим он будет постоянно и в самых разных обстоятельствах. А родители своим участием в таких экспериментах могут реально помочь ребенку быстрее преодолеть кризис, сделать его менее болезненным и для самого малыша, и для всех окружающих. Это можно делать в игре. Именно её великий психолог и знаток детского развития Эрик Эриксон сравнил с «безопасным островом», где малыш может «развивать и апробировать свою независимость, самостоятельность». Игра с её особыми правилами и нормами, отражающими социальные связи, позволяет малышу в «тепличных условиях» опробовать свои силы, приобрести необходимые навыки и увидеть границы своих возможностей.

ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ОТЛИЧИЯ КОРРЕКЦИОННОГО ПОДХОДА, ОСУЩЕСТВЛЯЕМОГО В ЦЕНТРЕ "ТАКТ", ОТ ЗАРУБЕЖНОГО.

В богатых странах для ребенка с любой тяжестью дефекта или недоразвития существуют социальные ниши, где их принимают такими, какие они есть. Весь упор в реабилитации делается на инклюзию, а чтобы уменьшить стоимость такого «включения», ребенку ненавязчиво помогают освоить те навыки, которые повышают уровень его самостоятельности и коммуникабельности. При этом толерантность к инвалидам во многих развитых обществах достаточно высока.

История, экономика, культура нашего народа, его социальные институты качественно иные. Чтобы общество не отторгало ребенка с проблемами развития и здоровья, реабилитационная работа с ним должна быть направлена на максимально возможное преодоление инвалидизирующего дефекта и приобретение таких учебных и трудовых навыков, которые не только бы снижали издержки инклюзии, но и позволяли рассчитывать на интеграцию в социуме за счет собственной полезности ему. А этого не достичь щадящим обслуживанием и пассивным ожиданием, что ребенок спонтанно проявит какое-нибудь новое умение или интерес, которые можно будет попробовать «гуманно» закрепить наградой или поощрением в надежде на то, что это станет навыком или привычкой.

Отсюда следует, что мы не можем «ждать милостей от природы» и должны активно воздействовать на развитие ребенка с помощью различных подходов. Наука доказала, что мозг можно и нужно тренировать как мышцы спортсмена или пальцы музыканта. Учтите ‑ чем младше ребенок, тем меньше в этой работе можно рассчитывать на его личную мотивацию или хотя бы на пассивное согласие. Приглядитесь к маленькому ребенку с отставанием в психическом развитии или с аутизмом. И объективно, и субъективно он абсолютно счастливый человек ‑ сыт, одет, обут, защищён, беззаботен, а своего дефекта пока не осознаёт. И этот образ жизни его вполне устраивает. Отсюда бурный протест (с криком, истериками, агрессией) при любой попытке привлечь ребёнка к обучению – ведь оно не только нарушает привычный комфорт, но требует усилий, т.е. активной траты энергии. Мозг же наиболее энергозатратный орган человека, особенно когда он думает или напрягает волю. Но ведь ни один самый перспективный спортсмен не стал чемпионом, ни один самый одаренный музыкант не стал знаменитым без ежедневных многочасовых тренировок или репетиций – тяжелой и кропотливой работы. Чтобы способность стала умением, а умение – навыком, одно и то же действие необходимо повторить многократно, а это нудно, неинтересно и утомительно. В детстве многих «подающих надежды» приходилось заставлять работать вопреки их желанию. И только через многие годы, поумнев и реализовав себя, они благодарили за настойчивость своих родителей и педагогов.

От многих родителей, не выполняющих задания нейропсихолога, логопеда, дефектолога приходится слышать аргумент: «Он не хочет ничего делать»! Сразу же отвечаем: «Нам не надо чтобы он хотел, нам надо, чтобы он делал, т.е. «накачивал» свои мозги». При этом нередко через несколько месяцев те дети, которых родители вначале принуждали работать, начинали «хотеть», так как поумнели, почувствовали результат своих усилий, получили обратную связь с окружающими. Те же родители, которые не способны привлечь ребенка к работе, рискуют так и не дождаться его «желания», либо упустить драгоценное время (мозг утратит пластичность, способность развивать корково-подкорковые структуры и связи между ними). Тогда путь один – инклюзия пожизненного инвалида.

В заключение – совет родителям. Хотите, чтобы ваш ребенок реализовал весь свой потенциал – приучите его работать. Начинать следует с безусловного выполнения ваших инструкций, вначале относительно тех действий, которыми ребенок уже владеет, но демонстрирует только по своему собственному желанию. И будьте настойчивы и последовательны. Ведь это Вы «хозяин в доме», а хозяин – это не тот, кто просто командует, а тот, кого слушаются.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Политика cookie

Этот сайт использует файлы cookie для хранения данных на вашем компьютере.

Вы согласны?